?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В какой-то момент количество молочной смеси, которую они переваривали увеличилось настолько, что уже не было необходимости давать им внутривенное питание.
Далее мальчишки на нормальное питание и продолжили набирать вес. На вопросы о том, когда у мальчишек вынут трубки из легких (тубус), нам отвечали, что этот вопрос будут рассматривать, когда они дорастут до 1500г. Однако Данчика при весе 1200г начали готовить к экстубации (убиранию тубуса). Его перевели на "медленное" дыхание, которое позволяет ребенку дышать самому, но усиливает вдохи-выдохи. Также если ребенок дышать забывает, то машина продыхивает его принудительно. Через пару дней Данчику вынули тубус и поставили дыхание CPAP - воздушная смесь под давлением подается через нос. Одновременно датчики регистрировали частоту дыхания и, разумеется, сатурацию. Данчик время от времени забывал дышать и поэтому провел несколько дней на кофеине (кофеин подстегивает деятельность дыхательного центра мозга). Это было не слишком приятно видеть. Из-за кофеина он не мог нормально заснуть и был очень беспокойным. Затем у него начались отеки в носу и его снова интубировали. Когда носик зажил его снова экстубировали.







Пока мальчишки были на искусственной вентиляции с тубусами в легких, они не могли издавать звуки. Воздух проходит через тубус (пластиковую трубку), а не через гортань, так что ребенок кричать может только бесшумно. И вот однажды мы услышали слабенький звук от Давидки. Мы позвали медсестру, она тоже услышала. Позвали доктора Тавори. Тавори сказала, что это невозможно, чуть подождала и ушла. Как назло, Давидка молчал в ее присутсвии и замяукал как раз когда она ушла. Это было очень странно, но позволило нам предполагать, что Давидка пытается дышать сам и у него это получается лучше, чем полагают врачи.
Давидка все еще был с довольно кислыми параметрами дыхания (высокий процент кислорода) и все время был на высокочастотной системе дыхания. Его и не думали готовить к экстубации. Через несколько часов, после того как, второй раз экстубировали Данчика, Давидка сдвинул рукой свой тубус, так что ему потребовалась реинтубация. Вынув тубус врачи решили посмотреть, не сможет ли он дышать сам. И он таки смог.
Это был великий для нас день — оба брата задышали без тубусов в один день.




Как оказалось, несмотря на высокий процент кислорода, у Давидки было все в порядке с глазами, и несмотря на тонны антибиотиков, его печеночные анализы были в норме. У Данчика оставался немного приоткрытый дуктус (околосердечный проток), пришлось делать две операции на глаза и печеночные пробы были далеки от нормальных. Зато Данчик гораздо лучше дышал и вообще с ним было меньше проблем и волнений.
Пришел день и мальчишек одного за другим переселили из инкубаторов в люльки. Этот факт лично мной был воспринят как рождение. Вроде, инкубатор - это что-то вроде искусственной матки, где дети доращиваются в специальных условиях. А ребенок, способный лежать в люльке - это бесспорно родившийся ребенок.












К сожалению с люльками была некоторая проблема, ранее нам неведомая. Дело в том, что медсестры должны очень быстро работать и двигаться. Поэтому они включают кондиционер на достаточно низкую температуру. Лично я мерз в пагие, а уж мальчишки подавно. Они, конечно, были укутаны и укрыты, но все равно это было холодно. Вообще, маленькие дети быстро теряют тепло и многие из них нуждаются в подогреве. Такой вот подогрев поставили нашим мальчишкам. Но как только их вес добрался до достаточно солидных величин (вроде 1800 — 2000г), то обогрев от них начали отбирать в пользу детишек поменьше. Так что несколько раз мы замечали, что Давидка, а потом и Данчик хорошенько подзамерзали. К чести больницы замечу, что через несколько недель в пагие появились новенькие обогреватели, так что дефицит был снят.
Еще в самом начале нашей эпопеи мы обнаружили, что у них старые, раздолбанные весы, на которых они взвешивают детей. Весы настолько плохо работали, что медсестрам приходилось взвешивать детей по три раза, угадывая самое достоверное из трех показаний. А ведь есть дети, для которых каждая лишняя секунда вне инкубатора доставляет серьезные неприятности. В общем, мы решили купить для пагии новые весы. Нашли несколько вариантов, и решили что необходимо проверить, насколько эти весы подходят и, соответсвенно, спросить кого-нибудь в пагие, подойдет ли тот или этот вариант. Но при этом мы хотели, чтобы подарок остался сюрпризом. В результате, мы подошли к нашей любимой медсестре и попросили у нее совета. Вместе с ней мы обратились к доктору Тавори с легендой, что хотим купить весы для себя, и нам нужен ее совет. Предложенный вариант достаточно бюджетной модели был раскритикован. Так что чтобы не рисковать, мы решили купить точно такие же весы, как были в пагие, только новые. Это было дорого, но в конечном счете оправдано. Наш подарок произвел впечатление. Нам даже наказали сделать дарственную табличку, чтобы память о нас была приклеена к подаренным нами весам.
Дело уже двигалось к выписке, а у Давидки по-прежнему был высок процент кислорода, который ему требовался для того чтобы не задохнуться. Его кислород все время колебался вокруг отметки в 30%. Мы шутили, что он, похоже, ошибся планетой. У нас тут в ходу воздух 21%, отнюдь не 30%. Но даже с таким высоким кислородом было возможно поехать домой. Главное, чтобы можно было его этим кислородом обеспечивать и чтобы он его вдыхал.
У Данчика все еще не был закрыт дуктус и врачи сделали еще одну (безуспешную) попытку закрыть его медикаментозно (без операции).
У обоих мальчишек были паховые грыжи. Это очень распространенная ситуация для таких маленьких деток. Но если у Данчика грыжа была не маленькая, но и не слишком большая, то у Давидки грыжа была очень большой. Не намного меньше моего кулака. Доктор Тавори вправляла эту грыжу, но спустя пару часов, грыжа вываливалась обратно. Плюс в данной ситуации был в том, что дырка в которую вываливалась грыжа была очень большой и не было очень опасного защемления. Тем не менее было видно, что такая вот "вторая голова" между ног мешает ребенку.

И вот нам сказали, что собираются выписывать мальчишек. Невероятно волнительный момент. В течении нескольких месяцев мы мечтали о том что такой день наступит. И вот он наступил, а мы не верили своему счастью.
Данчик уже почти мог дышать обычным воздухом, но большую часть времени в кислороде все-таки нуждался. Но в небольших количествах. Давид еще совсем не мог дышать воздухом, так что кислород был необходим постоянно. Поскольку Давид был еще в довольно проблемном состоянии, для него доктор Тавори рекомендовала и Маккаби одобрила специальный уход от фирмы "Маншем". Эта фирма специализируется на людях с проблемами дыхания. Они привезли нам домой кислородную машину (это машина, которая выделяет кислород из воздуха, внутри у нее компрессор), дополнительные баллоны на случай отключения электричества и для прогулок, измеритель сатурации, ингалятор, отсос и кучу всякой всячины. Кроме того, от этой фирмы к нам (пока еще) приходит каждую неделю специалист по легким, доктор Бен-Ари. Так что нам не надо возить Давида на осмотры и подвергать его опасности заразиться стоя в очереди к врачу. Так вот, фирма Маншем привезла все это оборудование прямо сразу, как выяснилось, что Давидка может быть скоро выписан. Однако у Давидки возникли проблемы (о них ниже) и его выписка задержалась. Так что Дан уехал домой на 2 недели раньше. А вот для Дана кислородное оборудование (которое тоже было необходимо), пришлось доставать с приключениями.
Мы перепробовали несколько приборов для измерения сатурации, из тех что нам давала наша больничная касса Маккаби. Разумеется, мы приносили приборы на утвержение доктору Тавори. Она один за другим их браковала, пока не объяснила нам точно что нужно. В результате, я отчаялся найти готовый вариант и починил тот прибор, который был у нас на руках в тот момент. Это было не слишком сложно, я всего-лишь заменил встроенный убитый аккумулятор на новый. Он был довольно специфический, так что пришлось поискать замену, но после сборки все заработало и даже лишних деталей не осталось.
Дана нам отдавали несколько дней подряд. Все время что-то не получалось. Как я уже сказал, дома уже все было готово для приема одного ребенка. Все оборудование было доставлено для Давида. Несколько дней подряд мы ехали в больницу под девизом — заберем его домой. И вот когда мы действительно привезли Дана, нас встречали около дома Сергей с бабушкой. И Сережа, заглянув в машину, радостно закричал: «Они его привезли! Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО его привезли!».










Первые дни после приезда домой Дан отсыпался. Он ел и спал. Спал и ел. Мы видели как ему стало спокойнее без шума и бесконечных и очень противных звонков, которыми приборы оповещают персонал, что сатурация или дыхание вышли из заданных пределов.




И вот когда Данчик уже был дома, он был подключен к прибору, который по праву принадлежал его брату. А мы возили разные эти железки к доктору Тавори на утверждение и с ужасом думали, что будет если нам прямо завтра отдадут Давидку - на двух мальчишек только один работающий сенсор.
В итоге мы только-только успели подготовить все что нужно к приезду домой второго ребенка.
Через два дня после выписки, мы повезли Дана на операцию по удалению паховой грыжи. Операция была проведена в Ихилов. Дан перенес операцию хорошо и провел одну ночь в отделении интенсивной терапии - исключительно ради страховки. Поскольку Давид был еще в больнице, мы смогли все время быть с Даном, но все равно с радостью забрали его из больницы. Операцию провел доктор Сергей Кейдар. После операции у ребенка остались только маленькие шрамы внизу живота (сейчас они уже и не видны). Мы были очень впечатлены как хорошо доктор Кейдар провел операцию.
Последнее приключение было с Давидкой непосредственно перед и после выписки Данчика. Из-за того, что у Давидки от холодного кислорода в носу появились сильные отеки (почти как раньше у Дана), он не мог дышать. Из-за этого он и провел в больнице на две недели больше чем Дан. В какой-то момент мы, придя в больницу, обнаружили, что Давид форменно задыхается. Кто-то из менее опытных медсестер (их ставят ухаживать за детками которые уже вне опасности), не задумываясь подняла Давидке кислород и не посмотрела из-за чего он ребенку требуется. Мы позвали опытных медсестер, которые ухаживали за нами с самого начала и те проникшись проблемой, нашли нестандартное решение. Давидку уложили головой под купол и создали там "турецкую баню" - влажный, теплый туман с повышенным содержанием кислорода. За три дня под куполом Давидка "сполз" с 30% до 23% кислорода (для справки, в обычном воздухе 21% кислорода). Но держать ребенка в парилке постоянно нельзя (он все-таки не гриб), так что его вытащили из-под купола и вернули ему холодный кислород в нос. Сразу вернулись проблемы с отеками в носу и дыханием. Несколько дней мы (медсестры и я) экспериментировали с разными устройствами, чтобы Давидке подавалась подогретая и увлажненная смесь. В конце концов, доктор Тавори собрала прибор на основе набора CPAP (с подогревом и увлажнением, в нос), но без дополнительного давления.
Все эти приключения задержали Давидку в больнице еще на 2 недели. Нам нетерпелось забрать его домой. Каждый раз, когда мы покидали больницу или сидели дома с Данчиком, нам казалось, что Давидке особенно одиноко в больнице без брата.
И вот настал день (прибор для измерения сатурации я к этому моменту починил). Мы приехали в больницу и стали ждать выписки. Выписка тянулась и тянулась. У доктора Тавори куча дел. А выписывать нас она никому другому доверить не могла. Мы уже начали шутить, что надо им шепнуть, что подарок да, таки есть. Только отдайте нам мальчика. :) Отдали.









Через несколько дней после выписки Давиду прооперировали паховую грыжу в больнице Ихилов. Это было самое физически тяжелое для нас время. Дело в том, что каждый из детей нуждался в круглосуточном присмотре. Спать было невозможно - каждые десять-пятнадцать минут сатурация уплывала за границы и раздавался тревожный сигнал. Причина могла быть разной и не всегда ситуация была критической, но спать все равно было невозможно. Так что мы должны были быть дома с Даном и в больнице с Давидом. Причем одновременно. Причем беспрерывно. Когда дети были в Пагие, мы могли быть спокойны что с ними будут обращаться как полагается. Но мы обнаружили, что в отделении интенсивной терапии "типуль нимрац" в больнице Ихилов, не имеют практики обращения с такими пациентами. Ну или, скажем, их методы существенно отличаются от того, к чему мы привыкли, так что мы не могли Давидку оставить и все время должны были контролировать ситуацию. Мы с женой посменно дежурили рядом с Давидом в больнице, а Анина мама сидела дома с Даном. Из-за продолжающегося недосыпа и нервного напряжения все были измотаны до предела. Без нее мы бы не справились. Возвращение Давидки домой было огромным облегчением для всех нас.

Сейчас мальчишкам полтора года. Они растут и все с ними в порядке.
Давидка активен, смел и бесшабашен. Дан общителен, улыбчив и нежен. Оба красавцы. Оба обожают старшего брата, а он их любя называет малявками. :)))

Comments

nataly7419
Nov. 20th, 2010 08:28 pm (UTC)
Здоровья деткам !И пусть сейчас и в дальнейшем они вас только радуют - вы это заслужили своей любовью и преданностью им в тяжелые минуты их борьбы за жизнь!
kunisan
Nov. 22nd, 2010 07:58 pm (UTC)
Спасибо!